вторник, 26 мая 2009 г.

«Через год–два значительная часть АО преобразуется в ООО»

В Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» внесены кардинальные изменения, призванные модернизировать этот нормативный акт, устранить большинство имеющихся пробелов. Об основных новеллах закона рассказывает партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» ДМИТРИЙ СТЕПАНОВ.

Какие поправки внесенные в Закон об ООО вы считаете знаковыми?

Первый важный момент — вскоре единственным учредительным документом ООО будет устав, причем в нем отсутствуют данные об участниках. Существование двух учредительных документов значительно осложняло жизнь общества, поскольку любое изменение в распределении долей или составе участников требовало внесения изменений в оба документа. Это приводило к постепенному накоплению целого вороха редакций. Причем, если изменения, вносимые в устав, можно принять двумя третями участников, то в учредительный договор изменения вносятся только единогласно. Если, к примеру, участник с долей в 0,0001% противился решению остальных, то возникали серьезные трудности. Нововведения позволят избежать их.

Второй блок новаций, о котором можно говорить часами, сводится к появлению аналога акционерного соглашения, который назван договором об осуществлении прав участников. В этом договоре участники смогут предусмотреть правила выхода из бизнеса, продажи доли третьим лицам, цену такой продажи и проч.

Третье и, пожалуй, самое существенное — ограничение выхода. Прежде предприниматели опасались начинать бизнес в форме ООО, потому что из него легко выйти. Если в обществе два–три участника, то они еще могут договориться, хотя проблем и здесь хватало. Но что делать, когда в бизнесе пять–десять человек, а право на выход из ООО ничем не ограничено? Практика свидетельствует, что уход даже одного участника, владеющего более или менее значительной долей, может иметь катастрофические последствия: от снижения капитализации до банкротства и ликвидации общества. С 01.07.09 из ООО можно будет выйти, только если это прямо предусмотрено в уставе.

Вы считаете, что проблем, например, с оценкой доли при выходе участника не будет?

Процедура продажи и оценки доли останется такой же, как сейчас. Но будет дополнена правом участников заранее определить цену, по которой доля выходящего участника может быть приобретена остающимися участниками или самим обществом. Конечно, это не для мелкого и среднего бизнеса, который не может позволить себе хороших юристов. Это скорее для крупных компаний.

В целом нововведения нивелируют недостатки, присущие ранее ООО. К тому же добавлены преимущества акционерных обществ. Спрашивается, зачем тогда выбирать акционерную форму, если год от года она становится более дорогой и громоздкой? И мы снова возвращаемся к идее превращения ООО в «юридическое лицо для всех», а АО — «для избранных».

С 01.07.09 сделки, направленные на отчуждение доли, подлежат нотариальному удостоверению. Не думаете ли Вы, что это создаст больше проблем для добросовестных участников, чем для рейдеров?

Да, теперь обращение долей ООО будет сопровождаться нотариальным удостоверением. Конечно, можно говорить, что нотариусы получат «кормушку», а процедура отчуждения доли станет дороже и займет больше времени. Но дешево и быстро одновременно хорошо не бывает. Появляется еще одно звено контроля и ответственности, которое позволит собственнику не бояться, что у него в любой момент могут отнять долю, переписав «на коленке» устав или используя поддельный протокол общего собрания участников.

Будет ли аналогичным образом пересмотрено законодательство об АО?

Сейчас активно обсуждаются поправки в Закон об АО в части акционерных соглашений, а также в ст. 68. Согласно проекту, акционерное соглашение получит судебную защиту, можно будет устанавливать различные варианты ответственности за неисполнение его положений, нарушение условий, допустимо будет договариваться о голосовании, обращении акций и проч. Новые акционеры смогут присоединяться к нему на добровольных началах.

Акционерное соглашение подлежит раскрытию: общество будет информировать о его наличии и некоторых принципиальных моментах. Это позволит обеспечить более или менее гибкий баланс интересов. Что касается ст. 68 Закона об АО, то на сегодняшний день нет единого мнения о ее концепции. Пока превалирует вариант, согласно которому, если по вопросу об избрании ЕИО совет директоров не может прийти к решению в течение определенного времени (в законе он будет определен как два–три месяца) или два заседания подряд, то либо совет директоров избирается в новом составе, либо вопрос передается для решения общему собранию акционеров.

Второй вариант выхода из конфликта, как представляется, не устроит миноритарных акционеров. Допустим, миноритарий обеспечил избрание как минимум одного члена совета директоров через кумулятивное голосование. В случае рассмотрения вопроса на общем собрании голос миноритария может потерять свою ценность. Поэтому Правительство РФ до некоторых пор не поддерживало данную позицию и предлагало другие, альтернативные варианты. Один из них заключается в том, что само бизнес-сообщество будет предлагать кандидатуры независимых директоров, которые войдут в новый совет и разрешат конфликт. Если хотите, это своего рода медиация извне, помощь со стороны. Однако вполне возможно, что правительство изменит позицию по обсуждаемой проблеме.

Одна из основных составляющих реформы акционерного законодательства касается природы ЗАО и ОАО. Расскажите, пожалуйста, об этом.

По моему мнению, акционерное общество должно быть по умолчанию открытым. Даже сейчас Закон об АО за редким исключением говорит, по сути, только об открытых обществах. Получается, что есть некая базовая форма, чаще всего квази-публичная компания, бумаги которой еще не выпущены на биржу, а есть исключения — для закрытых и для по-настоящему публичных компаний. Целесообразно до конца реализовать эту логику на практике.

На сегодняшний день у ЗАО по закону нет достаточной возможности быть реально закрытым. Особенно наглядно это проявляется в проекте информационного письма Президиума ВАС РФ («Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров о преимущественном праве приобретения акций закрытых акционерных обществ». — Прим. «КС»). Ничего нового здесь нет, просто буквально толкуются нормы Закона об АО. В частности, что предложение о покупке акций, адресованное остающимся акционерам в порядке реализации преимущественного права, на самом деле не связывает акционера, который его сделал. Аналогично всем случаям обхода преимущественного права (через дарение, мену, внесение вклада в уставный капитал). Наконец, невозможность реально вернуть акции ЗАО, если они оказались у третьего лица. Спрашивается: какое же это закрытое общество, если, кроме названия, в нем от закрытого образования ничего нет.

В подобной ситуации для акционерных обществ, желающих закрыться, лучше всего законодательно предусмотреть примерно тот же механизм, что и для ООО. Радикальный вариант реформы предусматривает исключение закрытых обществ как таковых. Но это противоречит развитию бизнеса. Более предпочтительным представляется либеральный подход, смысл которого сводится к следующему. При создании в общество входит один или несколько учредителей, которые развивают компанию, используя поначалу только собственные средства. Однако определенный уровень развития требует привлечения дополнительных средств. И здесь у бизнеса должно быть несколько путей. Либо зарегистрироваться вначале как ООО, а потом преобразоваться в АО. Либо изначально создать АО, но закрытым настолько, чтобы никто не мог войти в общество помимо воли собственников. «Закрыться» акционеры смогут, используя акционерное соглашение, которое будет предусмотрено в законе, или иные институты.

Но со временем им необходимо будет открываться, так как прийти на биржу, оправдывая закрытость информации о себе акционерным соглашением, нереально. Публичная компания должна подчиняться не только нормам корпоративного законодательства, но и другим правилам. Например, правилам листинга, сформулированным биржами и бизнес-сообществом, иным установлениям, которые, как регулируемые рынком, намного жестче.

Вероятнее всего, вот так, поэтапно, мы придем к тому, что в 2012–2015 годах отечественный рынок ценных бумаг станет похож на североамериканский или европейский, где существуют: публичные компании, отлаженное корпоративное управление, информационная прозрачность, эффективная защита миноритариев, понятные ценные бумаги, правильно выстроенные учетные институты, детально регламентируемая организованная торговля, клиринг.

Полная версия интервью опубликована в журнале «Корпоративные споры» № 1 2009.